Рефлектор и отражатель своими руками

Рефлектор и отражатель своими руками
Рефлектор и отражатель своими руками
Рефлектор и отражатель своими руками
Рефлектор и отражатель своими руками

Наступила суббота.
Мы собирались встретиться у станции. Когда я подошёл, таща в самом большом рюкзаке, что нашёлся у меня дома, всё оборудование, выяснилось, что остальная четвёрка уже собралась и ждала меня.
Харухи в своей обычной одежде и Асахина-сан со своим традиционным обаянием смотрелись очаровательно, как и всегда. Они напоминали пару непохожих друг на друга сестёр. Асахина-сан, больше походившая на младшую из двух сестриц, хотя и старшая по возрасту, была опрятно одета во взрослом стиле.
Стоя в окружении трёх подозрительных личностей, Асахина-сан вздохнула с облегчением, увидев меня, и кивнула мне, помахав ручкой. Какая прелесть!
- Опаздываешь!
Может, Харухи на меня и орёт, но она точно была весьма довольна. Руки у неё были свободны, поскольку мегафон и стульчик режиссёра она тоже запихала ко мне в багаж.
- Ещё даже девяти нет, - недовольно заявил я. Оглядевшись, я узрел Нагато, выражением лица напоминавшую фарфоровую статую, и Коидзуми с его непринуждённой улыбкой. Кстати говоря, сегодня выходной. Хотя для Нагато и нормально носить, как обычно, школьную форму, но почему Коидзуми тоже при полном параде?
- Вероятно, это мой костюм для фильма, - ответил Коидзуми, - Она мне вчера об этом сообщила. В фильме я буду играть экстрасенса, маскирующегося под обычного школьника.
А в жизни ты, по-твоему, кто?!
Я поставил сумки с камерой и всяким съёмочным оборудованием и вытер со лба пот. Харухи, с восторженным лицом младшеклассника, собравшегося на эксурсию, заявила:
- Кён, ты заплатишь штраф, как последний пришедший, но попозже. Сейчас нам нужно поймать автобус. Я плачу за билеты, это всё равно войдёт в наши расходы, но тебе придётся нас всех кормить.
Единолично приняв такое решение, она поманила рукой:
- Ребята! Остановка вон там! За мной!
Теперь я заметил на её руке повязку, гласившую «Ультра-режиссёр». Похоже, Харухи решила, что «мега-режиссёров» она уже превзошла. Интересно, она хоть что-нибудь пристойное снимет?
На всякий случай замечу: я не навязываюсь. Мне кажется, что гораздо лучше было бы просто снять домашнее видео с Асахиной-сан.

После тридцати минут тряски в автобусе мы сошли на остановке у подножия холма. Затем мы потратили ещё полчаса, с трудом поднимаясь по его крутому склону.
Парки, вроде того, в который мы прибыли, можно найти где угодно в сельской местности. Это место, однако, было мне хорошо знакомо, поскольку любая школьная экскурсия, на которой я побывал со времён начальной школы, почему-то всегда оборачивалась подъёмом на ближайшую гору – эту самую гору.
Парком она была только на словах, поскольку всё, что сделала администрация – вырубила просеку, закатала асфальтом, и построила фонтан на холме. Тут было так пустынно, что мне оставалось лишь удивляться, зачем вообще я карабкался на такую высоту. Только маленькие дети, которые не знают цены развлечениям, рады разгуливать здесь. И то их, наверняка, приводят сюда родители.
Объявив фонтан посередине площадки точкой отсчёта, мы решили считать это место нашим плацдармом для сегодняшних съёмок. Из Харухи, шедшей налегке, прямо-таки сочилась энергия, тогда как я устал, как собака. Если бы я не спихнул вовремя половину своего багажа Коидзуми, наверняка сейчас бы уже валялся мёртвым где-нибудь на полпути. Так что, как только мы оказались на месте, я прислонился к рюкзаку с оборудованием – с такими обычно в походы ходят – пытаясь отдышаться.
- Пить хочешь?
Передо мной возникла пластиковая бутылка. Её держала Асахина-сан:
- Я уже выпила половину, но, если ты не против…
Чай этот, подношение богини, должен был быть слаще всех райских эликсиров вместе взятых. Какая разница, пила она его, или нет; за отказ от этого чая меня следовало бы судить и расстрелять. Но, прежде чем я смог с благодарностью принять этот дар, рука злого демона оттолкнула кисть ангела. Харухи выхватила бутылку с чаем у Асахины-сан, и произнесла:
- Оставь на потом! Микуру-тян, некогда тратить время, поя водой этих мальчиков на побегушках. Если мы не приступим к делу, можем упустить хорошую погоду. Так что давай начинать съёмки.
Асахина-сан широко открыла глаза:
- Э……? Прямо тут?
- Конечно. Зачем, по-твоему, мы сюда пришли?
- Но мне ведь надо переодеться? Здесь мне негде переодеться…
- Не проблема. Смотри, чего тут полно!
Харухин палец указывал на зелёный лес вокруг парка.
- Никто не увидит, если переодеваться в лесу. Это как переодевальная комната. Ну давай, пошли!
- Э?… КЯЯЯ!!! С…СТООООЙ!!!
И прежде, чем кто-либо смог помочь, Харухи уже утащила Асахину-сан и исчезла в лесу.

Вернулась Асахина-сан в своём ярком костюме официантки, с двумя заплетёнными косичками за спиной. Она со смущением смотрела на дикие цветы, растущие по сторонам дороги.
Цвет глаз Асахины-сан изменился, что-то было не так с одним из её зрачков. Левый глаз стал синим, что ли?
- Это цветная контактная линза, - объяснила Харухи, - Люди с разноцветными глазами – тоже непременный атрибут хорошего фильма. Глянь на неё, разве она теперь не выглядит ещё загадочней? А всё – пустяковый приём. Работа с цветом!
Она схватила Асахину-сан за подбородок со спины, и слегка наклонила её детское личико набок. Асахина-сан только ошеломлённо смотрела на меня, пока Харухи игралась с нею.
- В этом синем глазе секрет, - сказала Харухи, - Поскольку, если в нём не будет секрета, то чего ж тут такого – два разноцветных глаза, мелочи жизни. Так, ерунда.
Замученная и доведённая до истощения Асахина-сан – тоже мне, ерунда!
- Ну и что за секрет в этой синей контактной линзе?
- Он на то и секрет, чтобы ты его не знал, - улыбнувшись, ответила Харухи.
- Эй, Микуру-тян! Долго мечтать собираешься? Ты звезда телеэкрана! Выше тебя – только режиссёр и исполнительный продюсер! А ну выпрями спину!
- КЯЯЯ!
Асахина-сан издала боязливый вопль, после чего Харухи заставила её принять какую-то позу, и впихнула ей ружьё (точнее, игрушечное ружьё).
- Ты должна создавать впечатление женщины-убийцы! Заставь людей верить, что ты из будущего!
Харухи принялась требовать всевозможных глупостей, а Асахина-сан лихорадочно пыталась принимать передо мной разнообразные позы – то есть, перед камерой, а не передо мной. Совсем не обязательно ей так из кожи вон лезть. В самом деле.

Между тем, энтузиазм Харухи был просто ненормален. Мне тоже попадались фильмы, на которых я скучал до смерти. Но никогда мне не казалось, что «я могу снять лучше», и никогда я не бросался снимать кино самостоятельно – всё равно я даже не знаю, как его снимают. А если б и знал, не думаю, что моё творение от этого бы сильно выиграло. Однако Харухи всерьёз считает, что у неё есть режиссёрский талант. Как минимум, что снятый ею фильм сможет превзойти дешёвое второсортное кино, которое показывают поздно ночью. Откуда такая уверенность?
Харухи махала своим мегафоном, и орала:
- Микуру-тян! Что ты так смущаешься! Свободней, свободней! Погрузись в образ своего персонажа, и всё получится! Сейчас ты протагонист, Асахина Микуру!
……Конечно, я знал, что некого винить за Харухино упрямство. У Харухи с рождения беспочвенная уверенность в себе, из-за которой она вечно обращает всё вокруг себя в хаос. Иначе бы она не нацепила на себя эту повязку-посмешище, и не улыбалась так хвастливо.
Под руководством режиссёра Харухи мы начали съёмки незабвенного «Дубля 1». Хотя сцена и носила такое громкое название, но единственное, что происходило – я шатался с камерой и снимал бегающую по площадке Асахину. Мне пришло в голову, что нам не помешал бы хотя бы сценарий, но Харухи, таким тоном, как будто бы это само собой разумелось, заявила, что никакого сценария нет и не будет:
- Иначе его обязательно украдут конкуренты.
Хорошая отмазка. Похоже, она решила следовать стилю всех этих гонконгских фильмов (сочинять сюжет на ходу). Откровенно говоря, даже я уже устал, но в сравнении с Асахиной-сан, которой приходилось выбиваться из сил, бегая с двумя пистолетами в руках, моё положение было не таким уж плохим.
Под нашими неустанными взорами Асахина-сан продолжала носиться, покачиваясь вправо-влево по пути. Только после «Дубля 5», когда режиссёр просигналила нам «Готово», Асахина-сан тяжело опустилась на землю.
- Уфф…. Уфф…
Не обращая внимания на официантку, сидящую на земле, переводя дух, Харухи обернулась, и принялась отдавать распоряжения Нагато, всё это время ждавшей в сторонке:
- Будем снимать сцену битвы между Юки и Микуру-тян.
Нагато, одетая в свой любимый чёрный костюм, встала перед камерой. Поскольку всё, что от неё требовалось – накинуть чёрную мантию поверх формы и надеть остроконечную чёрную шляпу на голову, её не пришлось тащить в лес переодеваться, так что ей, можно считать, очень повезло. Хотя по Нагато кажется, что она и не моргнёт, где бы ей не пришлось переодеваться. Интересно, что бы получилось, если бы им поменяли роли? Нагато бы стала официанткой, а Асахина-сан волшебницей. Сюрреалистическое получилось бы зрелище, но всё равно интересно.
Харухи поставила Асахину-сан и Нагато в трёх метрах друг напротив друга.
- Микуру-тян, беспощадно стреляй в Юки.
- Э? – Асахина-сан выглядела поражённой. Она затрясла своей растрёпанной после долгого бега головой, и сказала:
- Но этим нельзя стрелять в людей…
- Не бойся! Микуру-тян, с твоим талантом ты всё равно промажешь. А если случайно и попадёшь, Юки легко увернётся.
Нагато бездействовала, молча держа в руках указку с игрушечной звёздочкой на конце.
Я подумал про себя: даже если ты нажмёшь на курок, приставив пистолет к Нагато в упор, она, при её молниеносной скорости, всё равно сможет увернуться.
- Ну…
Асахина-сан робко глянула на Нагато, как новенькая официантка, разбившая тарелку, и сознающаяся в этом страшному на вид повару.
- Всё в порядке…, - ответила Нагато, и покрутила палочкой в своих руках, - можешь стрелять.
- Микуру-тян, даже Юки говорит, что всё в порядке, так что стреляй, сколько влезет. Но внимание, не пали из двух пистолетов одновременно, только по очереди, один за другим! Так стреляют все бандиты с двумя пистолетами!

Коидзуми поднял рефлектор света высоко над головой. Понятия не имею, как эта штука попала к Харухи в лапы. Наверное, кинематографический кружок сейчас уже пишет заявление о краже в полицию. Кстати, Коидзуми, разве ты не главный герой?
- Я не уверен, что смогу приспособиться ко всем неожиданностям, которые случаются во время съёмок, так что, чем сниматься, лучше я этим позанимаюсь. Вчера весь день беспокоился, как бы мне остаться за кадром, на мелких работах…
- А?
Асахина-сан зажмурилась, и принялась стрелять без остановки, как пулемёт-переросток. Сбоку стоял я, снимая это на камеру. Мне было не видно, куда девались пластмассовые пульки, но, судя по тому, что Нагато стояла, не дрогнув, в неё они даже не попадали. Может, её магия… Только у меня появились такие подозрения, как Нагато медленно подняла свою палочку, затем плавно взмахнула ей, и пули просто рухнули на землю перед ней с сухим щелчком. Хотя очков на Нагато и не было, её пронзительный взгляд не переставал удивлять меня.
Она ни на секунду не отводила взгляда от пистолетов. Такое с ней случалось нечасто, обычно она как будто бы думала: «если я не буду моргать, это будет выглядеть неестественно». Сейчас же она выглядела ещё загадочней. Впрочем, не думаю, что я удивился бы, даже если бы она вообще перестала моргать, или принялась бы ходить сквозь стены, или начала телепортироваться по комнате. Так что мелочами меня тем более не пронять.
Как сломанным дворником на лобовом стекле автомобиля, Нагато время от времени помахивала своей палочкой. Всякий раз, как она делала взмах, пластмассовые пульки со стуком падали на землю.
Но сцена битвы выходила крайне однообразной. Нагато рутинно махала своей палочкой, а Асахина просто стреляла из двух пистолетов, ни разу не попадая по противнику, поскольку всё, что Харухи сказала ей – «стреляй, сколько влезет», даже сценария не дала. Единственными репликами были, по-моему, «Ай! Кяя!! Жуть какая!!».
Когда в пистолетах Асахины-сан закончились патроны, Харухи ткнула её в плечо своим мегафоном. Я опустил наручную видеокамеру, и подошёл к Харухи, сидевшей на режиссёрском стульчике:
- Эй, Харухи. Что это за кино вообще получается? Что-то никакого сюжета не видать!
Ультра-режиссёр глянула на меня и сказала:
- Это неважно, всё равно я собираюсь перекроить всё на пост-продакшне.
И кто этим будет заниматься? Ну конечно, ведь это же правка видео. А я точно помню, что в мои обязанности входит и правка видео.
- Сними хотя бы диалоги какие-нибудь!
- Если понадобится, просто уберём звук на видео, и запишем поверх речь героев. А потом и выстрелы, и музыку добавим. Но пока тебе ещё рано об этом беспокоиться!
Ну, если уж на то пошло, поскольку весь сюжет существует только в твоей голове, мне должно быть вообще совершенно не о чем беспокоиться. Но я хотя бы прослежу, чтобы Харухины домогательства до Асахины были сведены к минимуму, и никто – кроме меня, разумеется, – не смел её лапать! Это самое меньшее, на что я соглашусь – надеюсь, возражений ведь не будет, а?
- Ну ладно, следующая сцена! Юки контратакует. Юки, изо всех сил бей Микуру-тян своей магией!
Нагато не двинулась с места, глядя на меня из под чёрной шляпы своими тёмными глазами, и слегка наклонила голову – так мягко, что это мог заметить только я. Наверное, пыталась спросить меня: «Правда, можно?»
Ответ, разумеется, был «Нет». Чтобы я, да повзолил причинить Асахине-сан вред, да тем более магией?! Только глянь на Асахину-сан, разве не видно, что она уже побледнела и дрожит от ужаса?
Конечно, Харухи понятия не имела, что Нагато может управляться с такой невероятной силой. Наверное, она просто хотела, чтобы Нагато изобразила какое-нибудь подобие волшебства.
Похоже, Нагато поняла, о чём я думаю. Ничего не сказав, она подняла свою палочку, а затем махнула ей, как фанаты на концертах поп-звёзд машут своими светящимися трубками.
- Ладно, неважно, - объявила Харухи, - потом вставлю спецэффекты. Кён, не забудь сделать, чтобы у Юки с палочки полились лучи во все стороны, когда будешь править видео.
Откуда мне, по-твоему, знать, как готовят такие спецэффекты? То ли дело, если бы нам помогали «Industrial Light & Magic».
- Микуру-тян, мучительный крик – и падай на землю с видом серьёзно раненой.
Асахина-сан помялась секунду, наконец издала «…Ах!», и свалились вперёд лицом на землю, подняв руки. Стоявшая позади неё Нагато напоминала богиню смерти, только что забравшую Асахинину душу. Я записывал всё это на камеру, а Коидзуми стоял за мной, держа в руках рефлектор.
Пристальные взгляды случайных прохожих, уже собравшихся вокруг нас, впивались мне в спину, как иголки.

Харухи, наконец, решила дать нам пощады, и объявила перерыв. Мы все измученно уселись друг рядом с другом на землю. Харухи перемотала записанное мной видео, и проиграла его с начала, с увлечённым видом бормоча себе что-то под нос. Несколько любопытных ребятишек подбежали к Асахине-сан и Нагато, спрашивая, что это за телепередача. Асахина могла только слабо улыбаться и кивать головой, а Нагато полностью игонировала детей, кося под элемент пейзажа.
С самого начала и до конца Харухи так толком и не объясняла, как мы будем использовать сцены, которые снимаем. Так что я был в полном недоумении, когда ультра-режиссёр объявила, что нашей следующей целью будет японский алтарь неподалёку. А что, перерыв уже закончился?
- Там есть голуби, - сказала Харухи, - Нужно снять сцену, где Микуру-тян бежит, а на заднем плане взлетают голуби! Если можно, голубей лучше сделать белыми, но, наверное, тут придётся не привередничать.
Похоже, нам придётся искать там ручных голубей. Харухи подхватила под руку выбившуюся из сил Асахину (наверное, чтобы помешать ей сбежать), и направилась через парк к основной дорожке. Мы с Коидзуми тащили за ними оборудование, как какие-нибудь негры, нанятые из местного населения носильщиками для съёмочной группы документального фильма. Мы прибыли к большому алтарю на склоне холма. Давненько я здесь не появлялся, с последней экскурсии в начальной школе.
Стоя перед табличкой с надписью «Голубей не кормить», Харухи принялась разбрасывать хлебные мякиши с бескомпромиссностью садовника, решившего заставить поникшие растения снова цвести. Всё, что пришло мне в голову – она, наверное, не умеет читать.
Тотчас же слетелась огромная туча голубей, практически скрыв под собою землю, и приземлялись всё новые голуби. Алтарь, покрытый голубиным пером, как-то не располагает к умиротворению. Подчиняясь указаниям, Асахина оставалась посреди этого моря голубей. Стоя перед ней, я снимал её на камеру, в то время, как её ботинки то и дело поклёвывали голуби. Губы Асахины дрожали. Боже, что я творю?
Харухи, держась за кадром, подняла отнятое у Асахины оружие, и сняла его с предохранителя. Прежде, чем я успел сообразить, что она задумала, она внезапно принялась стрелять, как безумная, в направлении Асахининых ног.
- КЯЯЯЯ!!!
Испуг Асахины выглядел правдоподобнее, чем всё, что я когда-либо видел. Впечатлённые безумством Харухи, которое ввергло бы активистов «Общества защиты животных» в священный гнев, символы мира в ужасе разлетались во все стороны.
- Вот они! Кадры, кадры которые мне нужны! Кён, всё до последней секунды – на плёнку!
Камера шумит, значит – работает, наверное? Асахина, стоявшая посреди этой метели голубей, рухнула на корточки и прикрыла голову руками.
- Микуру-тян! Что ты там уселась? Летающие голуби – это задний план для твоего бега! Вставай живо!
Похоже, момент для съёмки фильма мы выбрали неудачный, поскольку вместо «Общества защиты животных» откуда-то из помещений алтаря внезапно возник старикан, похоже – местный священник. По крайней мере, одет он был в хакаму, так что, вероятно, какое-то отношение к религии он имел. Я уже приготовился выслушивать его брань, но тут Харухи, ничтоже сумнящеся, совершила ход конём.
Она подняла свой игрушечный CZ (а может, это был SIG), и начала палить прямо в старикана. Я стал свидетелем того, как старый священник (наверное, это всё же был он) станцевал танец ужаса на шипящей от пуль земле. Общество поддержки пенсионеров устроило бы нам головомойку.
- Отступаем! – гаркнула Харухи, и тут же бросилась удирать. Не знаю, когда ушла Нагато, но впоследствии оказалось, что она уже дожидалась нас далеко у ворот храма. Видя, что Асахина не успеет скрыться самостоятельно, мы с Коидзуми подхватили её под руки, и потащили вместе с оборудованием.
Не могли же мы бросить её в качестве козла отпущения, помчавшись за убегающим режиссёром.

Через десять минут мы уже обедали в забегаловке неподалёку. Платил почему-то я.
- Может, зря я с ним так опрометчиво? Нужно было снять этого старикана в роли злодея, - размышляла Харухи насчёт своих практически преступных действий. Асахина, высосав три вермишелины, улеглась плашмя на столе.
- Микуру-тян, ты слишком мало ешь. Разве на такой еде вырастешь? А некоторых фанатов ничем, кроме больших грудей, не завлечёшь! И спину держи прямее, - объявила Харухи, стащив Асахинину вермишель и чавкая над ней.
Вырастет. Не знаю, сколько лет ей на это потребуется, но однажды лицо и фигура Асахины разовьются до стандартов конкурса «Мисс Мира». Хотя сама она об этом ещё и не знает.
Коидзуми только криво усмехнулся, а Нагато молча поднесла свой многослойный бутерброд ко рту и принялась жевать. Я отодвинул в сторону свой опустевший поднос и обратился к Харухи, только что прикончившей вторую порцию:
- Что ты будешь делать, если этот священник решит нажаловаться в нашу школу? Коидзумина школьная форма нас выдала.
- Да это пустяки.
Харухи – неисправимый оптимист.
- Мы стояли достаточно далеко от него. К тому же, такие пиджаки сейчас почти в каждой школе носят. Просто будем от всего отказываться; cделаем вид, что ничего не понимаем. Пластмассовые пульки – не улика против нас.
Я взглянул на видеокамеру, содержащую настоящие улики, и подумал: разве всё не вскроется, когда мы покажем наш фильм? Вряд ли кто-то поверит, что около одного и того же алтаря в одно и то же время среди голубей гуляли две совершенно разные официантки.
- Ну и куда мы дальше?
- Нужно вернуться на площадку в лесу. Я тут подумала, что для создания напряжённой картины боя, пожалуй, снятого материала не хватит. Чтобы заинтриговать зрителя, нужно что-то более радикальное. У меня куча идей: например, пусть Микуру-тян бежит со всех ног через лес, удирая от Нагато Юки. А потом Микуру-тян свалится с утёса, но её поймает Коидзуми-кун, который тут случайно проходил. Как тебе такое развитие сюжета?
Идиотское развитие сюжета. Где ты видела школьников, от нечего делать гуляющих по лесу в школьной форме? Тебе не кажется, что это за уши притянуто? К тому же, при Харухиной непредсказуемости она вполне может действительно просто спихнуть Асахину с обрыва. Харухи, что ж ты сама-то не прыгнешь? Валяй, поработай каскадёром Асахины, натяни на себя этот костюм. Хмм… впрочем… размер груди, конечно, не тот, не тот…
Только я об этом подумал, как Харухи подняла на меня бровь:
- Ты о чём это замечтался? Только не говори, что воображаешь меня в этом костюме.
В яблочко, правильно мыслишь.
- Я, всё-таки, режиссёр. Я не могу так просто выскочить с улыбочками перед камерой. За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь. Споткнёшься об корень, ещё и нос расшибёшь.
А мне казалось, что ты у нас одновременно режиссёр и исполнительный продюсер?
- У нас же команда не безразмерная. Хотя, конечно, неплохо бы ввести редкого персонажа, который всего раз-другой появится на экране. Без таких вот штучек фанатов не проймёшь!
На каких ещё фанатов ты рассчитываешь? На фанатов Асахины? До настоящего момента весь этот фильм – просто шоу «Асахина Микуру в костюмах»! ……Но это, в общем-то, не так уж и плохо.
Коидзуми очень изящно вернул чашку с молоком на стол и сказал:
- В фильме будем сниматься только мы трое?
Болван! Не задавай лишних вопросов!
- Ну…
Харухи закусила губу, как она делала всякий раз, когда впадала в задумчивость. Тебе не кажется, что о таких вещах стоило подумать заранее?
- Три человека – это не так-то много. Маловато, маловато. Нужны ещё люди, чтобы оттенить энергичную натуру протагонистки. Спасибо, что напомнил, Коидзуми-кун. В знак моей признательности я увеличу тебе экранное время.
- А…… ну спасибо.
В улыбке на лице Коидзуми явственно читалось «Ох чёрт». Так тебе и надо! Я ведь знал, что ничего хорошего из этого не выйдет, вот и молчал.
С другой стороны, откуда она собирается брать новых персонажей? Три к четырём, что следующий, кого она выберет наугад, окажется весьма сомнительной личностью. Вероятно, пришельцем из параллельного мира, если следовать заявленному ей списку. Хотя, по-моему, никакие пришельцы даже и лететь к нам сюда не захотят.
- Прежде, чем доберёмся до главаря, нужно победить банду. Банду-банду…
Харухи коснулась пальцем подбородка, и глянула на меня:
- Как по-твоему, они сгодятся?
Я тоже догадался, о чём думала Харухи. Танигути и Куникида. Единственные, кого можно было бы вытащить на съёмки без особых проблем. Самый безопасный выбор на роль приспешников главаря, дешевле, чем обычная массовка. Безвреднее одинокого бродячего призрака.
- Наверное.
Я отвёл взгляд от режиссёра, думавшей, кого бы ещё пригласить, и посмотрел на Асахину, с закрытыми глазами лежавшую на столе. Притворялась она или впрямь задремала, она всё равно выглядела такой очаровательно милой!
Затем я перевёл взор на Нагато, усиленно тянущую свою газировку через соломинку. Восхитившись её деревянным спокойствием, я спросил:
- Что же мы тогда снимаем дальше?
Харухи заглотила в себя чашку лапши, на что у неё ушло определённое время.
- Что ни говори, а Микуру-тян нужно помучать как следует. Фильм-то о девчонке, которая постоянно попадает в неприятности, но всё-таки умудряется выкрутиться вопреки всему! Чем больше проблем мы ей сочиним, тем эффектней выйдет катарсис. Не бойся, Микуру-тян, концовку снимем хорошей.
Значит, хорошей снимем только концовку? А до тех пор Асахине-сан остаётся лишь терпеть тиранию Харухи. Что это вообще за сценарий у Харухи такой? Похоже, я единственный, кто способен помешать ей слететь с катушек. Нужно быть осторожней, и постоянно за нею приглядывать. Кстати, что это ещё за катарсис?
Плотно сжатые веки Асахины приоткрылись, Асахина взглянула на меня своими разноцветными глазами, как будто бы ища защиты. Однако она лишь тихонько вздохнула и медленно закрыла глаза. И что это значит? Я недостаточно надёжен? Но в теперешнем положении, когда Коидзуми и Нагато не могут остановить надвигающееся цунами, я единственный на твоей стороне.
Хотя последние шесть месяцев, что бы я не делал, я просто не мог помешать безумствам Харухи. Я прекрасно понимаю, что мои действия тщетны, но оцени, хотя бы, мой рыцарский дух!

Откровенно говоря, по-моему, я и не пробовал останавливать Харухи. Полгода назад мне казалось, что даже если Харухи придётся отрывать руки, я разубежу её основывать «Бригаду SOS». Но вышло так, что пока я сомневался, Харухи уже нашла и комнату, и участников, и, в конце концов, даже я оказался в числе участников… мда, так и получилось.
Но если бы я тогда саданул её по затылку бейсбольной битой, ну или использовал какой-нибудь другой предупреждающий приём, скорее всего, я не встретил бы ни Асахины, ни Нагато, ни Коидзуми. Хотя, может, я и познакомился бы с ними как-нибудь по-другому. Но я бы так никогда и не узнал, какие абсурдные секреты хранят они, пришельцы и путешественники во времени. Я считал бы их обычными одноклассниками, с которыми я сталкивался бы время от времени в коридоре.
Не спрашивайте меня, какой вариант я предпочёл бы сам. Ведь я уже узнал от остальных трёх участников, кто они есть на самом деле, я видел в работе ужасающую мощь Нагато, встречал другую, выросшую Асахину, и помню, как Коидзуми на моих глазах сиял красным светом. Если бы нашёлся какой-нибудь параллельный мир, в котором я никогда не заговаривал ни с Харухи, ни с другими тремя членами кружка, можно было бы порасспрашивать этого «меня». Но здешний я, увы, в сплошном недоумении.
Впрочем, как раз сейчас недоумевать мне особо не с чего. Хмм… снимать кино для школьного фестиваля – в общем-то, ничего сверхъестественного в этом нет. Загадочны лишь Харухины мозги, но это и так известный факт, так что удивляться ему нечего. Нет ничего нового в том, что из Харухи хлещет поток идиотских идей, вроде создания фильма своими руками. Для меня это было бы просто ещё одним рутинным занятием. Всё, что от меня требовалось бы – просто делать, что она сказала, и надеяться, что всё кончится хорошо…
Вот почему, подумав так, я и решил не мешать ей снимать своё кино. Какая мне разница, режиссёр ты, или кто, да делай, что хочешь! Крути-верти окружающими, сколько тебе в голову взбредёт! Если тебе от этого станет легче, пожалуйста, я, даже тяжело вздыхая в глубине души, буду таскаться с тобой, сколько прикажешь. Потому что последнее, чего мне хочется – это оказаться в ловушке вместе с тобой чёрт знает в каком измерении.
Я размышлял обо всём этом, глядя на хвастливую Харухи, измученную Асахину, улыбающегося Коидзуми и ничего не выражающее лицо Нагато.
Я и понятия не имел, что момент, когда я пожалею, что не остановил Харухи, наступит так скоро.

Мы вернулись на площадку в лесу. Нельзя уже сделать что-нибудь с этой непродуманностью? Если б мы знали заранее, могли бы снять все сцены здесь до того, как отправились к алтарю! Но нет, ведь сценарий существует только в голове Харухи. Всё-таки, незаменимая штука – умение выражать свои мысли в словах. А записывать их на бумагу – и вообще лучшая человеческая находка.
- Наверное, хватит оружия. Я думала, пули будут выглядеть впечатляюще, но от выстрелов ни огня, ни грохота – динамика схватки пропатает. Нда, вряд ли от них будет толк. Всё-таки, это только игрушки.
Похоже, Харухи разочаровалась в нашем спонсоре, магазине игрушек Ямацути. Носком кроссовки она провела на земле два больших перекрестья. Наверное, отмечала позиции, где должны были стоять Асахина и Нагато.
- Микуру-тян, стоишь здесь. Юки, сюда.
- Ммм…
Асахина, которую постоянно гоняли туда-сюда, уже ходила, пошатываясь, как будто бы разом сожгла запас калорий за целый день. Не в силах сопротивляться, она беспрекословно, как кукла, в своём соблазнительном костюме официантки, вышла на сцену. Её сознание уже регрессировало до уровня маленького ребёнка, поэтому она перестала даже стесняться.
Нагато, которая напоминала куклу и в нормальном состоянии, тихо проследовала к назначенной ей позиции и замерла. Её чёрная мантия трепетала на дующем с вершины холодном горном ветру.
Харухи махнула отнятым пистолетом в направлении Асахины и объявила:
- Не покидать своих позиций. Я хочу снять сцену, где вы стоите друг против друга. Коидзуми-кун, готовь отражатель.
Затем Харухи уселась обратно на свой режиссёрский стульчик, подняла пистолет в воздух, и нажала курок:
- МОТОР! – заорала она во всю глотку.
Я поторопился поднять камеру, но Асахина, похоже, была удивлена ещё больше моего. Мотор? Но Харухи приказала им просто стоять смирно, какой ещё «мотор»?
- ……
Нагато и Асахина молча наблюдали друг за другом, изучая чужую реакцию.
- Ммм…
Асахина первой отвела взгляд.
- ……
Нагато продолжала смотреть на Асахину.
- ……
Асахина молчала.
Это пристальное наблюдение под горным ветерком могло продолжаться бесконечно.
- Хватит!
Удивительно, но Харухи осталась недовольна:
- Ну и почему у вас такая скучная битва получилась?
Потому что они обе просто стояли молча.
Схватив мегафон вместо пистолета, Харухи подошла к Асахине и влепила мегафоном ей по голове с двумя Харухи же заплетёнными мягкими каштановыми косичками.
- Микуру-тян, послушай. Какой бы симпатичной ты ни была, нельзя терять бдительность. Симпатичных сейчас полно! Если просто жить обычной жизнью, тебя в два счёта обставят малолетки!
К чему ты это?
Асахина наивно почесала в затылке. Харухи произнесла проницательным голосом:
- Тебе, Микуру-тян, нужно стрелять из глаз лазерными лучами.
- Э? – глаза Асахины расширились от удивления, - Но я не умею!
- Именно для этого у тебя один глаз перекрашен! Я сделала его синим не просто так! В этом глазе сокрыта невероятная сила, серьёзное лазерное оружие. Давай, покажи нам «Атаку Микуру»!
- Н… не могу!
- А ты постарайся!
Харухи обхватила голову Асахины руками и принялась колотить по ней своим жёлтым мегафоном. Картина вопящей от боли Асахины была слишком уж трагичной. Я сунул камеру Коидзуми, уже опустившему свой отражатель и смущённо наблюдавшему за этой сценой, и схватил Харухи за шиворот:
- Прекрати, балда!
Затем я оттащил маленькую официанточку подальше от тирана ультра-режиссёра.
- Здоровые люди не стреляют из глаз лазерами. Тебе что, совсем поплохело?
Взгляни только на Асахину, прячущую голову, обхватившую её руками! Посмотри, до какого отчаяния ты её довела, она уже плачет своими жемчужными слёзками!
- Хмпф, - несмотря на то, что я ещё держал её за шиворот, Харухи умудрилась отвернуться и пробормотала:
- Да вижу я.
Я отпустил её. Харухи легонько шлёпнула мегафоном по своей собственной шее.
- Я просто хотела, чтоб она получше изобразила стрельбу из лазера. Образ главной героини у неё слабенько получается. Да уж, тяжело у вас с чувством юмора.
Это у тебя тяжело с юмором, вот в чём настоящая проблема. Он не смешной. А ну Асахина и впрямь начнёт палить глазами?
…Ведь так не бывает, да?
Чувствуя себя неуютно, я перевёл взгляд на Асахину-сан, решив подбодрить её взглядом. Заплаканная Асахина уставилась на меня. Она моргнула своими большими круглыми глазами, легонько качнув головой. Похоже, сообщаться с ней глазами не получится. Пока я размышлял над этим, вперёд со своим советом бесстыдно выдвинулся Коидзуми:
- Уверен, мы сможем позаботиться об этом, когда будем заниматься спецэффектами.
Коидзуми вкрадчиво, как заядлый жулик, улыбнулся и передал Асахине упаковку салфеток:
- Кажется, Судзумия-сан так и собиралась поступить?
- Конечно, собиралась, - подтвердила Харухи.
Как же, собиралась она, подумал я себе.
Асахина-сан вытерла слёзы с глаз салфеткой и высморкалась, а затем подозрительно посмотрела и на меня и на Харухи. Нагато, как кукловод, всё время стояла на заднем плане, безмолвная и продуваемая ветрами. Кстати, неужели солнце ещё не село? Не могу дождаться момента, когда наши съёмки прервутся из-за плохой освещённости.
- Снимаем эту же сцену заново, - объявила Харухи, и принялась объяснять, как должна выглядеть эта её бесценная поза:
- «Атака Микуру!» Кричишь и делаешь вот так.
- Т…так?
- Нет, вот так! И закрой правый глаз.
Согласно Харухи, левую руку следовало приложить к левому глазу, образовав пальцами букву V, и стрелять, моргая глазом.
- Микуру-тян, попробуй-ка объявить это вслух.
- …Аттт..така Ммми..Ми..Микуру!
- Громче!
- Атака Микуру!
- Не стесняйся, громче!
- Ммм…. Атака Микуру!!!!
- Чтобы голос звучал громче, концентрируй энергию животом!
Чего-чего?

v02t01_104.jpg

Теперь Харухи пыталась заставить яростно краснеющую Асахину-сан кричать животом. Обращённые к нам взгляды гуляющих по парку детишек с родителями становились невыносимыми. Я бы с удовольствием объяснил им, что здесь совершенно не на что смотреть. Но с этими съёмками мы выглядели как какой-нибудь бродячий цирк, собирающий толпы зрителей. Ещё куда бы ни шло, если бы мы просто снимали заранее сочинённую постановку. Но у меня не было ни малейшей идеи о том, какое ещё счастье приготовлено для нас в этом восхитительном сценарии от Харухи, а для рекламного ролика Асахины-сан это уже было чересчур.
Мгновение спустя Асахина-сан и Нагато вернулись ко своим боевым позициям, Коидзуми стоял в сторонке и держал отражатель на высоко поднятых руках, как будто готовясь прокричать «ура!», а Харухи гордо восседала на своём режиссёрском стульчике. Я стоял примерно в двух метрах за тёмным силуэтом Нагато и снимал через её плечо Асахину-сан – такой угол съёмки потребовала Харухи.
Всё произошло внезапно.
- Отлично, теперь стреляй! – крикнула Харухи, и Асахина, без какой-либо уверенности, приняла нужную позу:
- Атака Ми…Микуру! – мило пискнула она и моргнула, пока камера записывала её подавленный, неестественный голос.
В следующее мгновение окуляр камеры, сквозь который я вёл съёмку, внезапно потемнел.
- А?
Не понимая, что произошло, я решил, что камера, должно быть, сломалась. Я убрал её от своего лица и обнаружил прямо перед собой зловещий чёрный костюм и остроконечную шляпу.
- ……
Нагато сделала какое-то движение рукой прямо у меня перед глазами. Так вот почему экран стал чёрным: это она мне окуляр правой рукой закрыла.
- А? – Харухи тоже разинула рот, похоже, в изумлении.
Большое перекрестье, которое она нарисовала, находилось в двух метрах от меня, и всё это время Нагато совершенно точно оставалась там. Как только Харухи скомандовала «Мотор!» и Асахина-сан издала свой милый вопль, в прицеле видеокамеры стала видна лишь Нагатина спина. Так как же Нагато умудрилась менее, чем за секунду, оказаться прямо передо мной, хватая что-то рукой перед моим носом? Какие-то искажения пространства, не иначе.
- Э? – Харухи, кажется, тоже поставленная этим в тупик, спросила: - Юки, когда это ты там оказалась?
Нагато не ответила, только наставила свои обсидиановые глаза на Асахину-сан. Зрачки Асахины-сан расширились, на лице её проступил ужас, и она моргнула…
Рука Нагато опять дёрнулась со скоростью света и схватила что-то в воздухе, как будто бы поймав какого-нибудь комара на лету. Кстати, куда делась та палочка со звездой, которую она с собой таскала?
Гм? Мне показалось, что я услышал необычный звук, наподобие того, что издаёт зажжённая и брошенная в лужу спичка.
- Э…..?
Растерянное восклицание издала Асахина-сан. Наверное, она понятия не имела, что происходит. Как и я. Что Нагато творит?
Как будто обращаясь за помощью, Асахина-сан обернулась… и со стороны Коидзуми раздался странный звук. Я уверен, он звучал, как воздух, выходящий из проколотых автомобильных шин….
Отражатель, который держал в руках Коидзуми – бывший, в общем-то, простым куском дешёвого полистирена – теперь был разрезан надвое по диагонали. Редчайшая была сцена, когда обычно невозмутимый Коидзуми ошеломлённо смотрел на две половинки разрезанного отражателя. Но у меня не было времени наслаждаться такими картинами.
Нагато, и только Нагато, сумела что-либо предпринять.
Фигурка в чёрном прыгнула и мягко приземлилась перед Асахиной-сан. Затем Нагато выпростала из-под накидки правую руку, и схватила за лицо Асахину-сан – маленькими пальцами касаясь её лба, как будто бы закрывая ладонью глаз.
- Кяяя… На… Нагато-сан……!
Нагато поставила Асахине-сан подножку и повалила главную героиню-официантку на землю. Теперь Богиня Смерти оседлала её роскошную грудь, как коня. Асахина-сан жалобно взвизгнула, хватаясь за атакующие её тонкие руки Нагато.
- Ай!
Я, наконец, пришёл в себя. Какого чёрта здесь творится? Сначала мне казалось, что Нагато просто случайно перекрыла мне угол обзора, но я ни за что бы не подумал, что затем пополам расколется отражатель и пришелица нападёт на путешественницу во времени. Неужто Харухи успела придумать им такой сценарий… нет, вряд ли, режиссёр и сама безмолвствовала, выбитая из колеи настолько же, насколько Коидзуми и я. Не актёрская же игра её поразила?
- …Снято! – Харухи вскочила, и хлопнула своим мегафоном по стулу, - Стой, Юки, ты что творишь? Этого нет в сценарии!
Нагато молча сидела на Асахине-сан, чьи гладкие белые ноги оказались выставлены напоказ, пока она изо всех сил пыталась освободиться от ухватившейся за её лицо Нагато.
Услышав бормотание за своей спиной, я обернулся и обнаружил Коидзуми, уставившегося, скривив губы, на отражатель. Заметив, что я смотрю на него, он бросил на меня странный взгляд. И что это должно было значить?
Ладно, неважно, меня не волнуют таинственные взоры Коидзуми. Сейчас главное остановить Нагато, внезапно слетевшую с катушек безо всяких причин. Придерживая свою камеру, я бросился к официантке и колдунье в чёрном плаще, сцепившимся в один комок.
- Эй, Нагато, ты чего делаешь?
Остроконечная шляпа медленно повернулась ко мне. Нагато взглянула на меня своими чёрными бездонными глазами, её маленькие губки, казалось, были готовы раскрыться:
- ……
Я думал, она что-нибудь произнесёт, но она так ничего и не сказала. Как будто бы не найдя подходящих слов, она закрыла рот, и медленно поднялась. Легонько колыхнулся правый край чёрной мантии, когда она убрала обратно под неё свою руку.
- Хлюп……
Лёжа на земле, Асахина-сан казалась травмированной. Неудивительно; если б Нагато, со своим ничего не выражающим лицом, внезапно бросилась на меня и повалила на землю, я бы тоже со страху язык проглотил. Сейчас Нагато была похожа на дьявольскую колдунью, вроде тех, которых меньше всего хочется встретить ночью в тёмном переулке. Дошкольник, увидев её, наверное, намочил бы штанишки.
- ……
Нагато спрятав под полями своей большой остроконечной шляпы лицо до бровей, и спокойно стояла, глядя на меня.
Я подал дрожавшей всем телом Асахине-сан руку и помог ей подняться. Асахина-сан всхлипывала, и слёзы струились по её лицу. Длинные её ресницы по краям глаз вымокли в слезах, делая её ещё обаятельней… А? Что?
- Что за чепуха! Чем вы, ребята, занимаетесь? Не надо делать вещи, которых нет в сценарии, - встряла подошедшая режиссёр, так и не написавшая этого самого сценария.
В следующее мгновение мы с ней одновременно восклинули: «А?»
- Микуру-тян, а куда делась контактная линза?
- Ах……
Асахина-сан, крепко вцепившись в мою руку, коснулась пальцем щеки под левым глазом.
- Э?
Естественно, что все мы трое растерялись. Но кое-кто должен был знать все подробности.
- Нагато, ты не видала контактной линзы Асахины-сан?
- Нет, - без колебаний ответила Нагато. Мне показалось, что она говорит неправду.
- Может, выпала во время этой вашей драки? – ошибочно предположила Харухи и принялась осматривать землю вокруг.
- Кён, давай тоже помогай искать. Эта линза – дорогая штучка, знаешь ли, лучшая в своём классе.
Я опустился на четвереньки и принялся помогать Харухи вести поиски. Впрочем, я знал, что это пустая трата времени, поскольку видел, как Нагато сжимала что-то в правой руке, поднимаясь с Асахины-сан, и спрятала чуть позже. То-то она свалила Асахину на землю и хватала за лицо.
- Ничего не вижу, - губы Харухи дёрнулись. Я почувствовал себя виноватым перед ней, поскольку я и не старался ничего искать. Обернувшись, я увидел, что Коидзуми играется с двумя обломками отражателя, складывая их вместе и разделяя обратно. Лучше бы подошёл и помог!
Коидзуми улыбнулся и сказал:
- Может, её ветром унесло; вещица-то лёгкая.
Выдав этот бред, Коидзуми показал нам сломанный отражатель. Харухи вскочила с земли и выхватила его.
- Что произошло? Сломался? Хмпф, ну конечно – такая дешёвка! Боже, кружок кинематографии знает, где найти третьесортное барахло. Коидзуми-кун, попробуй починить его, скрепив скотчем, - беззаботно объявила Харухи, а затем повернула свои крокодильи глазищи на застывшую в благоговейном ужасе Асахину, уже прекратившую плакать:
- Без синенькой контактной линзы снимать не получится, что же делать?
Кажется, она всерьёз над чем-то задумалась, затем вдруг хлопнула рукой об руку, как будто бы в голове у неё зажглась лампочка:
- Точно! Переделаем сценарий, чтобы глаза становились разноцветными после трансформации!
- Т… трансформации? – поинтересовалась Асахина-сан.
- Именно. Нельзя, чтоб ты всё время ходила в костюме официантки – это нереалистично. Пусть это будет твой наряд после трансформации, а всё остальное время ты будешь носить какую-нибудь нормальную одежду.
Мне показалось смехотворным стремление к реализму в мире этого абсурднейшего фильма, но Харухи, похоже, уже согласилась на то, что костюм официантки был чересчур необычным. Асахина-сан быстро кивнула.
- К…конечно! Я тоже за нормальную одежду.
- Тогда в обычное время Микуру-тян будет ходить в костюме девочки-зайчика.
- Э?! Пп….пп..почему?
- Потому, что у нас нет других костюмов. А если ты будешь носить обычную одежду, то будет недостаточно симпатично. Погоди-ка! Я даже объяснение уже придумала! В обычном состоянии Микуру будет девочкой-зайчиком, привлекающим покупателей в торговом квартале, а в минуты опасности она превращается в боевую официантку! Как вам? Здорово, правда?
Ты же сама только сказала, что это нереалистично?
- Ну ладно, вперёд.
Харухи явила миру зловещую улыбку в виде полумесяца. Она схватила Асахину-сан за руки и потащила за собой. «Э? С…стой! Аууу!!» - скорбно кричала официантка, пока её утаскивали в лес.
Гм-м.
……Ну, в конце концов, меня это устраивает. Я могу только сложить руки вместе и принести мои извинения Асахине-сан, поскольку я уже некоторое время выжидал момента, когда Харухи уйдёт. Жду не дождусь твоего костюмчика девочки-зайчика, твоя жертва не будет напрасной.
……Да, а теперь надо бы пойти поговорить с Нагато обо всей этой её затее.
- Ну и что это была за самодеятельность?
Нагато опустила поля своей остроконечной шляпы левой рукой. Спрятав половину лица в тени, она медленно вынула свою сжатую в кулак правую руку. Я на секунду увидел белый рукав её формы-матроски, которая была полностью скрыта под мантией. Затем Нагато подняла указательный палец, и оказалось, что под ним покоилась голубая контактная линза.
Значит, это и вправду ты её забрала.
- Это, - медленно произнесла Нагато – Лазер.
Затем она опять замолчала.
……
Эй, я уже давненько собирался тебе сказать, ты недобираешь до минимальных стандартов количества слов, необходимых для внятной передачи сообщений! Хотя бы десять секунд речи, пожалуйста!
Нагато посмотрела на свой палец, и сказала:
- Недетектируемое волновое излучение высокой интенсивности.
Это она произнесла очень медленно и внятно. Ясное дело, недетектируемое волновое излучение…
Прошу прощения, но это не сильно мне помогло.
- Лазер? - переспросил я.
- Да, - ответила Нагато.
- Ну и дела, - вставил Коидзуми, - Впечатляюще.
Он взял у Нагато из рук контактную линзу, и внимательно изучил её в солнечном свете.
- Выглядит, как самая обычная линза.
Он сказал «впечатляюще», но вот я в этом ничего хорошего не находил, а поэтому «впечатлён» ничуть не был.
- И что всё это значит?
Коидзуми улыбнулся и сказал:
- Можешь показать свою правую ладонь? Да не ты, а Нагато-сан.
Девочка в чёрной накидке взглянула на меня, как будто спрашивая разрешения, так что я кивнул ей. Получив моё одобрение, Нагато открыла оставшиеся четыре пальца, до сих пор крепко сжатые. Я ахнул от увиденного.
- ……
Лёгкий ветерок шелестел, обдувая нас троих. У меня внезапно пошли мурашки по коже, поскольку я, наконец, всё понял. Теперь вопросов не оставалось.
На поверхности гладкой, практически без складок, ладони Нагато находились несколько чёрных червоточин, будто бы выжженных раскалёнными докрасна щипцами. Что-то около пяти штук.
- Я не смогла нейтрализовать их.
Не говори об этом с таким спокойным видом, на них даже смотреть больно.
- Атака была очень мощной и происходила моментально.
- Источником луча был левый глаз Асахины-сан? - спросил Коидзуми.
- Да.
Как это – «да»? У Коидзуми что – тоже шарики за ролики заехали? Или они уже разобрались, что происходит?
- Приступаю к регенерации, - объявила Нагато, и мы увидели, как чёрные червоточины сжались в размерах и исчезли во мгновение ока, а её рука засияла, как обычно, гладкой белизной.
- Да что вообще происходит? – мне оставалось только изумляться, - Неужто Асахина-сан действительно стреляла огнём из глаза?
- Это был не огонь, а излучение высокой интенсивности.
Да какая разница? Меня не волнует, был это лазер, мазер, или атомный луч, которым уничтожали кокон Мошры, для дилетанта вроде меня это всё одно. В конце концов, какая разница между ионной и антипротонной пушками, если из обеих можно стрелять по монстрам?
Единственное, что меня беспокоит – это почему Асахина-сан принялась палить своими атомными лучами, когда никаких монстров рядом и в помине не было?
- Это излучение высокой интенсивности, а не атомные лучи.
Да говорю же, какая мне разница? Сейчас не до научной точности.
Нагато тихо спрятала свою правую руку, я почесал в затылке, а Коидзуми легонько щёлкнул контактную линзу пальцами.
- Асахина-сан до этого не обладала такими способностями?
- Нет, - Нагато тут же отвергла эту гипотезу, - В настоящее время Асахина Микуру – обычное человеческое создание, её тело ничем не отличается от тела обычного человека.
- Может, что-нибудь встроено в эту цветную контактную линзу? – продолжал спрашивать Коидзуми.
- Нет, это просто декорация.
Да уж, наверное, ведь это Харухи притащила откуда-то эту контактную линзу. Хотя в этом-то и заключалась проблема: как раз потому, что именно Харухи купила эту контактную линзу, и следовало быть предельно внимательными.
Над этим вопросом нужно было хорошенько поработать. Если бы Нагато не прикрыла меня, лазерный луч из Асахининого глаза прошёл бы сквозь окуляр камеры прямо в мой зрачок и вышел бы у меня из затылка, испепелив содержимое моей головы, а в особенности мои мозги, которые, наверное, будучи сожжёнными дотла, ужасно воняли бы. Да уж, то ещё было бы зрелище.
Кстати говоря, я был немало смущён тем фактом, что Нагато опять пришлось спасать мне жизнь.
- Тогда, значит, - Коидзуми потёр подбородок, и криво усмехнулся, - это работа Судзумии-сан, так? Она так хотела видеть «Атаку Микуру», что реальность перестроилась под её желания?
- Верно, - выражение лица Нагато нисколько не изменилось, когда она давала столь однозначный ответ. Мне никогда не стать таким хладнокровным.
- Минуточку! По-вашему, в этой линзе нет никакой магии, да? Так откуда тогда вылетел этот убийственный луч, как только Харухи это понадобилось?
- Судзумии-сан не нужна ни магия, ни какие-либо технологии. Пока она уверена, что нечто существует, оно действительно существует.
Не думаю, что я смогу смириться с таким извращённым мировоззрением.
- Но Харухи не хотела, чтобы Асахина-сан действительно стреляла глазами. Это была только постановка для фильма, разве она сама это не понимает? .
- Разумеется, - Коидзуми кивнул. Эй, не надо тут же со мной соглашаться – с кем я, по-твоему, буду спорить?
- Все мы знаем, что у Судзумии-сан до некоторой степени всё же присутствует здравый смысл, но также общеизвестно, что этот здравый смысл иногда бывает далековат от общепринятых норм. Наверное, в этот раз что-то необычное… а, они возвращаются. Ладно, в другой раз поговорим.
Коидзуми лёгким движением бросил контактную линзу в карман своей рубашки.

Как же всё это надоело.
Использовать агентурные данные против загадочных созданий, грозящих уничтожить Землю, побеждать плохих парней, ежедневно ввязываться в битвы, проходящие за пределами реальности, и всё это вперемешку с драмой… откровенно говоря, я предпочёл бы что-нибудь подобное. Лишь бы только не оказаться в такой ситуации, как я сейчас – лучше уж я буду геройствовать в совершенно выдуманном мире, чем глупее, тем лучше.
Но взгляните на меня. Обычный разговор с одной из одноклассниц, в итоге, повлёк за собой все эти катастрофы, встречи с диковинными личностями и участие во всевозможных странных начинаниях. Стрельба лучами из глаз? Да какого чёрта, а? Где в этом смысл, скажите вы мне?
Если уж говорить об этой таинственной троице, ни Асахина-сан, ни Нагато, ни Коидзуми толком не доказывали мне, кто они такие на самом деле. Все трое просто взяли и представились, а с меня сталось им поверить. Хотя, конечно, я побывал в таких передрягах, что у меня не оставалось выбора, кроме как поверить им: в конце концов, всему на свете есть предел, и у меня тоже есть свои границы разумного. В последнее время всё более и более дикие, впрочем.
По словам этой троицы, Асахина-сан – пришелец из будущего. Она никогда не сознавалась, из какого она года, известна только причина её прибытия – наблюдение за Судзумией Харухи.
Нагато – искусственно созданный живой человекоподобный интерфейс какой-то там неземной сущности. «Это ещё что такое?» - спросите вы, но из моих объяснений вы мало что поймёте. Да каждый второй, включая меня, ничего из них не поймёт. Что она и ей подобные делают на нашей планете? Нагато говорит, её начальство, объединение организованных информационных сущностей, интересует Харухи Судзумия.
Что касается Коидзуми, он – экстрасенс, присланный людьми, называющими себя «Корпорацией». Его миссией оказалось перевестись в эту школу и следить за Судзумией Харухи.
Есть ещё сама Харухи, играющая во всём этом далеко не последнюю роль, которая знает этих подозрительных личностей с паранормальными подноготными уже порядочно времени, но понятия не имеет, кто они на самом деле такие. Асахина-сан считает её «источником искажения времени», Нагато назвала «потенциалом к автоэволюции», а Коидзуми докатился до того, что объявил её богиней.
Ну молодцы, постарались на славу.
Я знаю, что прошу слишком многого, но пожалуйста, сделайте что-нибудь с Харухи! Иначе эта бригадирша так и останется непостижимым явлением, навечно поймавшим нас в своё чудовищное гравитационное поле, как чёрная дыра. Пока-то всё ещё ничего, а что будет через десять лет! Чем дело кончится, если Харухи будет вести себя точно так же? Большими проблемами! Захваты чужих комнат, шатание по коридорам с угрюмым лицом, дурацкие начинания на пустом месте и вечные перепады настроения – люди будут терпеть всё это, пока она остаётся подростком, но как подрастёт – они ей спуску не дадут. Харухи просто не найдёт себе места в обществе. Что, Асахина-сан, Нагато и Коидзуми так и собираются торчать рядом с ней и заниматься всё теми же глупостями?
Ну, тогда отпустите хотя бы меня. Прошу прощения, я не намереваюсь торчать на одном месте, поскольку время не ждёт. Жизнь не начнёшь проходить сначала, и ни в каких секретных закоулках нет специальных точек для сохранения игры.
И Харухины искажения времени, выбросы данных и уничтожение миров тут не при чём. Она и я просто совершенно разные люди. Я не могу всю жизнь развлекать ребёнка, играя с ним в кошки-мышки. А если б я и собирался это делать, всё равно пришло бы мне время возвращаться домой. Возможно, через год, или десяток лет, но такой момент всегда наступает.
- Сколько ты ещё будешь ныть? Ты же уже привыкла!
Я обернулся и увидел Харухи, выволакивающую Асахину-сан из лесочка.

- Веди себя достойно профессиональной актрисы! Переодеваться без колебаний – лучший способ получить первый приз в конкурсе молодых талантов! Я ведь даже не прошу тебя раздеться догола. Всё-таки, нужно уметь держать себя с достоинством, - Харухи напоминала мне гончую, схватившую в свои зубы кролика. Она выволокла девочку-зайчика Асахину, чьи туфли на высоких каблуках явно не годились для прогулок по грязи, и явила миру такую яркую улыбку, что в носу засвербило.
- Если кино будет успешным, мы все поедем на горячие источники за счёт кассовых сборов. Это будет вроде награды за наши тяжёлые труды! Ты ведь тоже не против съездить, а, Микуру-тян?Но…… А, ладно. Можно, в конце концов, и посоглашаться вместе со всеми. Учти, я таскаюсь с вами исключительно потому, что по уши завяз во всех этих делах вроде съёмки твоего фильма. Но, в отличие от Коидзуми Ицуки, например, блестнуть суперспособностями у меня не получится.
Так что позвольте мне и дальше тихо играть свою роль критикана.
Может быть, через несколько лет я буду оглядываться назад и смеяться надо всем этим: «Ого, неужто такое и вправду было?»
Кто знает.

Наряженная в костюм девочки-зайчика, Асахина-сан теперь, кажется, была ещё более смущена, чем когда она носила костюм официантки. Харухи, напротив, просто сияла. Чему ты так радуешься?
Я сделал вид, что настраиваю фокус камеры, и включил приближение, нацелив её на грудь Асахины-сан. Мне нужно было кое-что проверить.
И точно, на белой коже левой груди Асахины-сан виднелась маленькая родинка, в форме которой при внимательном изучении можно было распознать звезду. Опознание пройдено, это и впрямь моя Асахина-сан, а не какая-нибудь самозванка.
- Ты чего делаешь?
Перед окуляром внезапно возникло лицо Харухи.
- Не снимай того, чего я не просила. Камера тебе не игрушка, знаешь ли.
Конечно, конечно! Я даже кнопку записи нажать не успел, я только посмотреть.
- Ну ладно, ребята! Внимание! Теперь мы будем снимать будничную жизнь Микуру. Микуру-тян, ты должна непринуждённо пройтись вон там, а камера будет снимать тебя со спины.
Что это ещё за будничная жизнь – гулять по таким паркам в костюмах девочек-зайчиков?
- Неважно. В нашем фильме это соверешенно нормально. Нельзя мешать реальность с фантастикой!
Мои слова говорит! Да это ты и мешаешь нашу реальность с фантастикой!
В следующие несколько минут Асахина-сан, не подозревая, что она теперь может стрелять смертельными лазерными лучами, получила несколько уроков актёрского мастерства под патронажем Харухи, гуляя по парку и подбирая цветочки, сдувая с ладони коричевные лепестки и бегая по газону. Медленно, но уверенно, её косила усталось.
Затем Харухи нанесла нокаутирующий удар:
- Гмм, всё-таки это не лучшая идея – гонять девочку-зайчика по всем этим холмам. Нет, такой фон совершенно не подходит. Поедемте обратно в город!
Не моргнув и глазом, Харухи поставила всё с ног на голову, и мы опять покатили на автобусе в город.

Коидзуми, временно свободный от своих осветительных работ, держал, зажав под мышкой, кое-как скреплённый клейкой лентой отражатель, а также добрую половину всего оборудования, которую ему всучил я. Другой рукой он цеплялся за поручень.
Я стоял рядом с ним, а за нами, как тень, держалась Нагато. Только Харухи и Асахина уселись на свободные места. Харухи отобрала у меня камеру, и уселась на двойном сиденьи напротив Асахины, снимая её со своей стороны.
Асахина-сан наклонила голову и тихо отвечала на Харухины вопросы. Похоже, режиссёр интервьюировала новоявленную звезду кинематографа.
Автобус болтало из стороны в сторону, пока он спускался по извилистой горной дороге к жилым районам. Я молился про себя, чтобы водитель сосредоточился на вождении, а не глядел постоянно в зеркало заднего вида.
Наверное, мои молитвы были услышаны, поскольку автобус, наконец, в целости и сохранности добрался до вокзала. Всё это время прочие пассажиры сидели поодаль, и все, как один, пялились на Харухи, Асахину-сан и Нагато. Покачивающиеся заячьи ушки и открытые мягкие белые плечи были смертельной комбинацией. Теперь, наверное, слухи о девочке-зайчике Асахине-сан расползутся по всему городу, а не только по первой старшей школе.
Может, как раз этого Харухи и хотела. «Говорят, вчера в автобусах катались девочки-зайчики?» «Да-да, я их сам видел» «О чём это вы тут говорите? Я слышал, это всё кружок в первой старшей, называется «Бригада SOS»» ««Бригада SOS»?» «Точно, «Бригада SOS»» «Значит, «Бригада SOS». Надо запомнить». На это она рассчитывает, да? Асахина-сан – не наша личная фотомодель! В общем-то, она наша личная чайная девочка и мой антидепрессант. Против этого, я думаю, она ничего не имеет.
Конечно, что до Харухи, она и в жизни не прислушается к чужим мыслям. Потому что в неё встроен такой замечательный приборчик, который выкидывает любые не нравящиеся ей мнения в тот самый момент, когда они достигают её ушей. Если б я объяснил миру, как он работает, уверен, нобелевский отборочный комитет номинировал бы меня на премию по психологии. Никто не хочет попробовать? (Секрет в том, чтобы просто генерировать всякую чушь)

Остаток дня до захода солнца Асахина-сан провела наряженной девочкой-зайчиком. Чем занималась она в этом костюме, спросите вы? Ну, ничем особым, только бегала вместе с нами туда-сюда. Практически то же самое, что и незабвенные «Поиски загадок в городе», только на этот раз Асахина ещё больше вымоталась от того, что ей приходилось всё время терпеть на себе чужие взгляды, волнуясь, не вызовет ли кто полицию. Харухи понятия не имела ни о каких разрешениях на съёмки. Её свобода была безгранична, как свобода папы Иннокентия III в третьем веке. На самом деле она абсолютно не понимала даже самого значения свободы.
- Ладно, на сегодня хватит.
Наконец-то на лице Харухи появилось выражение удовлетворённости тяжёлым рабочим днём. Все, кроме Нагато, вздохнули с облегчением. Ну и денёк. Хорошо хоть в воскресенье можно отдохнуть.
- Значит, до завтра. Встречаемся в том же месте, в то же время.
Да уж, она не понимает, когда лучше остановиться. Не знал, что у тебя есть возможность компенсировать нам выходные за счёт учебных дней.
- Да о чём ты говоришь? Мы уже на три головы отстаём от графика! У нас нет времени на выходные! Отдохнёшь после школьного фестиваля! А до тех пор просто считай, что красных чисел в календаре не существует!
Мы только второй день снимаем. Как ты умудрилась за это время отстать от графика на три головы? Получается, все отснятые сегодня несколько часов видеоматериалов, так и не будут использованы? Или Харухи собирается снять многосерийный триллер с продолжениями? Это же просто лента для школьного фестиваля, не какое-то там высокобюджетное кино.
Но Харухи, похоже, это совершенно не волновало. Она вручила мне всё оборудование, оставив себе только повязку на локте, и улыбнулась неотразимой улыбкой:
- Итак, встречаемся завтра! В моих руках эта картина станет хитом. Да что там, поскольку я режиссёр, успех нам, считай, уже гарантирован. Главное, не подведите меня. Точность – вежливость королей! Прогульщиков буду казнить лично!
Сделав это объявление, она удалилась, напевая себе под нос «Rock is Dead» Мэрилина Мэнсона.
- Я предупрежу Асахину-сан, - тихонько прошептал мне на ухо Коидзуми перед тем, как уйти. Асахина-сан куталась в пиджак Коидзуми. Была б зима, мой пиджак тоже был бы при мне, да вот беда – погода не подгадала, застряла посередине лета. Я расстроенно взглянул на сложенное около моих ног барахло.
- О чём предупредишь?
- О лазере. Пока её глаза нормального цвета, никаких странных лучей быть не должно. Я думаю, такие у Судзумии-сан правила. Так что, если она не будет носить цветных контактных линз, всё будет в порядке.
Генеральный осветитель, чья работа заключалась в том, чтобы просто держать поднятой отражательную доску, улыбнулся мне отработанной улыбкой, как какой-нибудь агент страховой компании.
- Исключительно в профилактических целях, мне кажется, стоит предпринять некоторые меры предосторожности. Я уверен, она согласится с нами сотрудничать. В конце концов, эти лазеры – опасные штуки, - и Коидзуми направился к завёрнутой в чёрную мантию Нагато, стоявшей неподалёку, навроде принявшего человеческую форму куска стекла.

Когда я вернулся домой, таща за собой различного размера сумки с оборудованием, моя сестрёнка уставилась на меня с таким изумлением, как если бы она увидела диковенное животное. Эта маленькая младшеклассница, преступник, повинный в распространении дурацкой клички «Кён», прыгала вокруг с восторгами: «Ой, камера? Ого! Дай поиграться?». «Отстань, балда!» - гаркнул я на неё, и немедленно ретировался в свою комнату.
Я уже безумно устал. Всё желание превратиться в папарацци и побегать за кем-нибудь, тихонько снимая его на камеру, давным-давно испарилось из моей головы. Конечно, будь при мне Асахина-сан, это был бы совершенно другой разговор, но я не настолько двинутый, чтобы подлавливать с видеокамерой собственную сестру! Чего тут интересного?
Сложив все сумки на полу, я тут же повалился на кровать. Короткое мгновение умиротворённости перед тем, как моя сестра, ведомая мамиными распоряжениями позвать меня ужинать, атакует меня своим смертельным ударом локтём.

Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками Рефлектор и отражатель своими руками

Читать далее:




Как сделать комнату для дракулауры своими руками




Как сделать обслуживание сплит системы




Схема проводов на магнитолу в приора




Распылитель для цементного раствора своими руками




Выкройка сумки своими руками пэчворк